Рука дающего: частная или государственная?

Александр БРАТЕРСКИЙ, публицист

Хорошо, когда «музы» питаются и государственными, и частными фондами. Они по-разному видят значимые явления в культуре страны, и от этого она только выигрывает.

Во времена пандемии многие деятели культуры испытали острую потребность в поддержке государства. В какой-то момент могло показаться, что поддержка частного капитала для культуры больше не играет ощутимой роли. Однако это все-таки не так даже в наши пандемийные времена. Главным событием декабрьской Москвы стало открытие Дома культуры «ГЭС-2», культурно-выставочного пространства, которое въехало в помещение бывшей городской электростанции, созданной по проекту архитектора Василия Башкирова. Здесь разместилась большая коллекция современного искусства фонда V-A-C Foundation, основанного предпринимателем из списка Forbes Леонидом Михельсоном.

Частные фонды, принадлежащие предпринимателям, которые открывают картинные галереи, выставки и музеи, оказывают помощь художникам и меценатам, давно уже никого не удивляют. Несмотря на то, что в России ведущая роль в поддержке культуры все равно принадлежит государству, частные фонды сегодня вносят в это значительный вклад. Многим известна деятельность Фонда Владимира Потанина по поддержке различных культурных проектов. Всего, по подсчетам журнала об искусстве и культуре «МОСТ», российские предприниматели тратят на различные культурные проекты более одного миллиарда рублей в год.

Меценатство в новой России

В самом начале постсоветского периода частный капитал вспомнил о том, сколько тратилось на искусство и культуру известными русскими меценатами в дореволюционной России. Частные фонды оказались огромным подспорьем для культуры в тот период, когда государство было не дееспособно.

Все началось с фондов западных, которые, несомненно, преследовали свои цели «скупить подешевле, продать подороже», но и это по тем временам спасало. Так, многие сегодня с определенной ностальгией вспоминают первый в СССР аукцион Sotheby’s, организованный в Москве совместно с Минкультуры СССР. В 1988 году на аукционе присутствовали многие знаменитости, среди которых был даже Элтон Джон, но большинство из художников, представленных на выставке, впоследствии уехали из страны.

В «лихие 1990-е», а точнее, в 1997 году Фонд поддержки молодых талантливых музыкантов основал знаменитый музыкант Мстислав Ростропович. Поначалу фонд выделял скромные стипендии в размере 100 долларов в месяц, но и они были огромным подспорьем для начинающих музыкантов. Для Ростроповича создание фонда было не просто меценатством: «Всю свою жизнь он хранил память о том, как в страшные и голодные годы войны его семье помогали простые люди; как приходилось ему, почти ребенку, зарабатывать на жизнь и одновременно заниматься — многие часы и ежедневно», — говорит на сайте фонда его дочь и президент фонда Ольга Ростропович.

Хорошо известна также история фонда «Связь времен», основанного российским миллиардером Виктором Вексельбергом. В 2004 году фонд выкупил у династии издателей делового журнала Forbes коллекцию знаменитых пасхальных яиц ювелира Карла Фаберже. Коллекцию миллиардер выставил для всеобщего обозрения, открыв музей в помещениях отреставрированного дворца Нарышкиных–Шуваловых в Петербурге на набережной реки Фонтанки.

Конкурирующие модели

Можно сказать, что в мире существуют две модели развития национальной культуры. Одна из них роль основного финансиста этой области оставляет за государством, и у этой модели много последователей. Однако среди крупных предпринимателей-меценатов бытует мнение, что помочь искусству или культуре лучше могут частные деньги. «Я противник любого социализма и верю только в частные институты, потому что они более эффективны. Франция — страна «большого государства», и принятая государственная модель поддержки и управления искусством там работает достаточно эффективно с XVII века. Но то, что американцы создали за последние 150 лет, просто не имеет аналогов. В США богатые люди покупали искусство, дарили коллекции музеям, создавали свои частные музеи, фонды. Так относительно быстро создать систему поддержки искусства, я думаю, возможно только через частные деньги. Это то, что государство сделать не в состоянии», — говорил в интервью журналу «Артхроника» миллиардер и меценат Петр Авен.

Правда, в самих США истая вера в силу частных фондов и частных денег сегодня подвергается критике. Несмотря на то, что на средства из подобных источников созданы такие музеи, как Музей Гуггенхайма, эпоха пандемии вносит и сюда свои коррективы. Когда музеи и культурные институты начали приносить значительно меньше средств, денег от частных фондов на их поддержание тоже стало меньше. «Куда ушли гранты на искусство?» — вопрошает в колонке, опубликованной в журнале Forbes, обозреватель Тимоти Маклимон. По данным фонда Candid, который анализирует трату грантовых и частных средств на искусство, в 2020 году поступления снизились на один процент. На первый взгляд цифра небольшая, но для многих музеев даже такое небольшое снижение весьма существенно. Кроме того, их очень беспокоит превращение этого снижения в тренд. «Хотя вряд ли это кризис, тенденция к снижению беспокоит художественные и культурные организации, которые зависят от частных фондов в отношении значительного процента своих годовых бюджетов», — пишет автор. Он также отмечает, что средний размер грантов для проектов в области искусства также снизился с 28 600 долларов до 27 500 долларов.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Убьет ли интернет культуру?

Более того, в США, где о столь нелюбимом для Авена «социализме», уже не стесняясь, говорят даже кандидаты в президенты, есть те, кто считает, что государство должно тратить больше на поддержку проектов в области культуры и искусства.

Пандемия заставила многие развитые страны оказать государственную помощь даже тем культурным институтам и отдельным лицам, которые существовали исключительно на частные деньги. Влиятельный британский журнал Economist отмечает, что Великобритания, например, была вынуждена выделить 1 млрд фунтов различным музеям, в том числе и частным, пострадавшим от падения потока посетителей. Однако член британского кабмина Оливер Доуден дал понять, что на государственную поддержку всем не стоит рассчитывать. В письме к директорам музеев он фактически напомнил им про правило «спасения утопающих» и призывал находить «альтернативные источники дохода».

Получается, что государство также не готово в одиночку нести на себе бремя финансирования культуры в наши непростые времена.

Что-то собой представлять

Австралийский художник Доминик Райян, который для проведения антивоенных выставок в различных странах мира обращался как к частным, так и государственным организациям, рассказал «Культуре», кто из них более эффективный «вкладыватель» в культуру. Как это ни парадоксально, но, по его оценке, и частные, и государственные институты едины в своих требованиях к тому объекту, которому требуется финансирование. Он должен быть уже или потенциально успешен. Но в оценке этой успешности и та, и другая сторона может ошибаться. «И у неправительственных организаций, и у государства есть собственное представление о том, как выглядят люди, которые либо добьются успеха, либо уже успешны. Однако все они могут ошибаться в своем восприятии того, что хорошо!».

В России, где главную роль в поддержке культурных и музейных проектов по-прежнему играет государство, его за этот выбор не ругает только ленивый. Претензиям нет числа. Государство будто бы мешает творческой свободе и, давая деньги, диктует свою волю.

Однако пример недавно ушедшего от нас Александра Градского свидетельствует о том, что государству, как правило, удается адекватно оценить ситуацию. Никто не мог назвать его сервильным, а подчас довольно нелицеприятные слова Градского задевали и власть предержащую. Но артист признавал, что помощь государства была существенной. «Что главное для меня? Это возможность самореализации. Если у меня 25 лет строился театр за государственный счет, но он все-таки и построился за государственный счет. Кто это сделал? Московское правительство. Почему оно это сделало? Видимо, оно считает меня кем-то что-то собой представляющим», — рассказывал Градский в интервью Владимиру Познеру в 2019 году.

«Представлять что-то собой» — наверное, главный критерий любого проекта, претендующего как на частное, так и на государственное финансирование.

По данным Минкультуры, кроме собственно средств госбюджета, внебюджетные источники дают 15% финансирования культурных проектов. В планах властей довести этот показатель до 25% к 2030 году. Внебюджетные источники — это государственные гранты и средства различных фондов, таких, как, например, Президентский фонд культурных инициатив.

Cреди лауреатов Президентского фонда культурных инициатив 2021 года самые разные проекты: здесь и оркестровая академия, и комикс-гид по Красноярску, первый сериал драмеди о жизни Русской православной церкви, мобильное приложение по выбору книг для детей и подростков, и проведение конкурса «Столетие российского джаза». Ирония в том, что когда-то государство боролось с джазом, теперь оно дает деньги на то, чтобы те, у кого нет возможности просить помощи у частных меценатов, смогли заниматься джазом. Музыка может быть любая, но государство хочет только одного: тот, кто получит средства, должен «что-нибудь собой представлять».

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь