Они еще поют

Алексей ФИЛИППОВ, журналист

Эстрадная монополия ведет к загниванию

Они мне надоели. Грех говорить такое о немолодых, заслуженных людях, но что тут еще можно сказать? Я от них просто устал. Да и они устали от нас: соцсети полны жалоб на то, что знаменитость, билеты на концерт которой стоили по 5500, не попадала в такт магнитофону, не вовремя открывая рот. Годы и отсутствие конкуренции берут свое: Филиппу Бедросовичу Киркорову 53, Валерию Меладзе 55, Николаю Баскову 44, вечно юным Стасу Пьехе и Диме Билану 40 и 38, а новые лица на эстраде не появляются.

Монополия, как известно, ведет к загниванию. Не осознается оно только потому, что наши немолодые эстрадные знаменитости не сходят с телеэкрана, а аудитория телевидения постарела вместе с ними, и традиционна в своих пристрастиях. Средний возраст аудитории «большой тройки», Первого канала. ВТРК и НТВ – 65+. Телеканалов СТС и ТНТ, еще недавно считавшегося молодежным – 35–45 лет.

Медийная машина, между тем, продолжает работать: новостные сайты, телеграм-каналы и непонятным образом выживший в нынешние непростые времена «глянец», потчуют публику новостями из жизни эстрадных звезд. Это бессмысленное дело: в тридцатые годы прошлого века владельцы американских кинотеатров составили черный список кинозвезд-«убийц сборов», а наши эстрадные знаменитости давно стали убийцами рейтингов. Еще в нулевые годы женские глянцевые женские журналы с эстрадными звездами на обложках продавались из рук вон плохо.

Все это, конечно, очень печально, но стоит ли переживать? Включать или не включать телевизор, покупать или не покупать билеты на концерты дело сугубо добровольное. Можно посетовать на то, что телевизионные концерты из-за этого однообразны, но на самом деле все несколько хуже. То, что Филипп Бедросович и иже с ним давно превратились в вечную ценность, сильно влияет на восприятие сегодняшнего дня. С этим связано ощущение остановившегося времени. Тот, кто жил при СССР, помнит подобные ощущения: телерепортажи о надоях и ударных стройках, обязательный Брежнев, тоска от того, что это навсегда…

Но других эстрадных артистов у сегодняшнего телевидения нет

Остановились социальные лифты, еще недавно исправно возносившие молодых эстрадных певцов к громкой славе и большим деньгам. Это локальный, эстрадный феномен: телевизионная индустрия, к примеру, выпускала и выпускает сериал за сериалом, и слава приходит к совсем молодым людям – публика ничего о них не знает, а ей хочется узнать все. В сериалах идет постоянная ротация имен: после «Не родись красивой» стала звездой Нелли Уварова, потом она, правда, подзабылась. И снова блеснула в «Последнем министре» — уже в новом качестве. А эстрадные люди все время равны самим себе, и связано это с тем, что бизнес, в котором они работают, остановился.

Ставшие вечными ценностями певцы обладают своей аудиторией, котируются на корпоративах. В последние годы их заработки упали, но до пандемии они окупались как коммерческое предприятие – и после нее наверняка будет также. Новых лиц на нашей эстраде нет, так как инвестиции в молодого артиста обессмыслились. Вкладывать в него деньги можно только из-за родственных чувств или большой личной симпатии.

Индустрию звукозаписи, приносившую артистам очень большие деньги, напрочь убило цифровое пиратство, а гастроли резко подорожали, и эстрадный «чес» захирел. Все выросло в цене, налоги приходится платить, коррупционная рента стала значительно больше. А платежеспособность публики упала и у цен на билеты есть свой предел. О том, что отрасль переживает тяжелые времена говорит и то, что в ней нет продюсеров, хоть как то сопоставимых с кудесниками девяностых, как по волшебству, из ничего создававших «звезд». И это объяснимо: новый Дима Билан, в раскрутку которого надо вложить немалые деньги, стал нерентабелен.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Узелки памяти на чётках времени

Поющие звезды интернета альтернативой эстрадной «старой гвардии» не стали. Ведь на эстраде перед нами настоящие артисты, способные дать живой концерт и завести огромную аудиторию. У многих из них есть и голос, и дар. У всех – работающая в большом концертном зале харизма.

По сравнению с бешено популярными у молодежи поющими блогерами эти певцы кажутся воплощением серьезного отношения к искусству. 22-летний ютубер, видеоблогер и рэпер Алишер Моргенштерн (8,5 миллионов подписчиков и 0,9 миллиарда просмотров к декабрю 2020), мастер хайпа, миллионер и музыкант года по версии GQ, в концертном плане полный ноль рядом с Киркоровым и Меладзе. Он выглядит пришельцем из другого мира не только по сравнению с ними, но и рядом с 34-летним Юрием Дудем. Во время эфира с Моргенштерном Дудь говорил с ним на разных языках, и тут не помешал бы переводчик. Интервьюер пытался узнать что-то определенное, а его собеседнику было плевать на реальность. Не случайно на церемонии награждения GQ Алишер Моргеншерн полностью, слово в слово, повторил выступление репера Оксимирона, получившего эту же награду 8 лет тому назад:

— 99% из тех, кто сидит в этом зале, и тех, кто посмотрит это по телеэкранам, тоже не знают, что я такой. Это хорошо и правильно. Год назад я жил на окраине Лондона в комнате с тараканами, клопами и одной мышью, которая жила в духовке…

Где Моргенштерн, где Лондон, где живущая в духовке мышь? Но на самом деле здесь много смысла. Моргенштерн стихийный постмодернист, и это чистейший образец стиля, с его тягой к деконструкции, китчу и иррациональности. Во-вторых, это яркий пример хайпа: во время концертов Моргенштерн просит публику его оскорблять, и та с удовольствием посылает рэпера на три буквы. А хайп в наше время залог успеха.

На стриминговых сервисах (Яндекс.Музыка, Spotify, AppleMusic, Boom) три первые места занимают Моргенштерн, Jovy и Zivert – «старых» имен в этом рейтинге нет. Рейтинг популярности эстрадных звезд, составленный по данным ВЦИОМ и «Ромир» с первым рейтингом практически не пересекается: вслед за Филиппом Киркоровым, Сергеем Лазаревым и Димой Биланом идут Полина Гагарина и Алла Пугачева. (По данным газеты «Культура»).

Сравнение между условным Киркоровым и условным Моргенштерном выглядит примерно также, как между условным китом и условным слоном, у каждого из них своя экономика и своя аудитория. Детский цинизм Моргенштерна рассчитан на оставшихся подростками 20-летних из «поколения гаджетов».

Если Киркоров застенчиво экспроприировал разнообразные мировые хиты, за что и был прозван «королем римейков», то Моргенштерн принципиально, программно вторичен, собран из того, что аудитория уже слышала. В этом секрет его успеха: известные мотивы изменены так, чтобы они приобрели некоторую новизну, но сохранили общую узнаваемость, и легче переваривались его юной и беспамятной аудиторией. Римейк речи Оксимирона для Моргенштерна программный жест. Смысл умер, творчества нет, остались хайп и чистая, лишенная претензий на искусство коммерция. Не дай бог, если эти люди станут королями телеэкрана: телевидение и так не делает людей лучше, а тут явно придется говорить о деградации.

Странно жаловаться на то, что на эстраде нет преемственности – у страны, где зафиксировали цены на подсолнечное масло, хватает других забот. Но с этим, все же, надо что-то делать – быть может, нужны специальные гастрольные программы для молодых певцов, скидки на аренду залов, транспорт и гостиницы, налоговые льготы…

На эстраде остановилось время, — надо сделать так, чтобы эти часы снова пошли.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь