Татьяна ФИЛИППОВА

О любви, свободе и небе над рыночной площадью: «Ходжа Насреддин» в Театре Наций

Кинорежиссер, сценарист, продюсер Тимур Бекмамбетов дебютировал на театральной сцене кукольным спектаклем.

Луч света вырывает из темноты круг, в нем стоит нагруженная тюками арба и висит на поводьях ишак, которого груз перевесил и подкинул вверх. Но ишак не жалуется, а философствует:

— Я всегда говорил: только тяжелый труд может окрылить.

Несколько минут спустя, выкупленный Ходжой Насреддином, ухитрившимся не только не потратить на это ни копейки, но еще и заработать, вислоухий делает еще один вывод, достойный ученика парадоксального Ходжи:

— Какой странный подарок — свобода. Вроде бы тебе его подарили, а у тебя ничего нет.

Тимур Бекмамбетов, создатель крупнобюджетных блокбастеров и нового кинематографического жанра screen life, после фильма «Особо опасен» с Анджелиной Джоли вошедший в пятерку самых известных режиссеров мира, в очередной раз всех удивил, выпустив на малой сцене Театра Наций кукольный спектакль — камерный, нежный, поэтичный. Это его режиссерский дебют на театральной сцене и в то же время возвращение к самому себе, ведь Тимур Нурбахитович когда-то учился на художника театра.

Выступить в качестве театрального режиссера Бекмамбетов мечтал давно, и несколько лет назад на съемках фильма «Время первых» рассказал об этом актерам. Поскольку главную роль в фильме играл худрук Театра Наций Евгений Миронов, мечта начала было стремительно воплощаться в жизнь, но потом забуксовала. Предполагалось, что спектакль будет обычный, «человеческий», а не кукольный. Но и у режиссера, и у актеров, которых он хотел занять в этой постановке, настолько плотные графики, что совместить их непросто. Стало ясно, что и репетиции, и прокат спектакля, и возможные гастроли будут вызывать массу проблем. И тогда возникли куклы.

Все в этом проекте не случайно, и куклы тоже: Тимур Бекмамбетов почти четверть века дружит с Резо Габриадзе, основателем Тбилисского театра марионеток, художником и скульптором, который пишет пьесы, рисует кукол и оживляет их, то есть создает даже не спектакли, а целые миры. Иногда граница между выдуманным миром и тем, в котором живем мы все, истончается, и герои Габриадзе перепрыгивают в жизнь со сцены или даже с бумаги, как это произошло с его Чижиком-Пыжиком, поселившимся на Фонтанке.

У спектакля «Ходжа Насреддин» есть родство с кукольными шедеврами Габриадзе: маленькие в буквальном смысле слова герои ведут рассказ на эпическую тему, размышляют о любви и свободе, о смысле жизни и ее ценности. То есть говорят примерно о том же, о чем мы сегодня спорим в фейсбуке, только без нашей нынешней ярости.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Антон Левахин, продюсер: «Ставить высокому искусству коммерческие задачи — концептуально неправильно, это его убивает»

В театре говорят, что куклы для Бекмамбетова — компромисс: он привык работать с формой, которую можно закончить полностью, а театральный спектакль все время меняется, его невозможно повторить, он каждый вечер немного другой. Поэтому режиссер остановился на театре марионеток: решил, что доведет до совершенства фонограмму, а видеоряд доверит специалистам.

Фактически над «Ходжой Насреддином» работали два режиссера. Кукол придумала и нарисовала Анна Викторова. Когда-то она работала актрисой и мастером по куклам в театре Резо Габриадзе, потом открыла в Петербурге собственный театр KUKFO («Кукольный формат»). В его репертуаре есть и «Медный всадник», и «Преступление и наказание», и «Пиковая дама». Все в том же формате.

«Ходжа Насреддин» сделан так, что к концу спектакля происходит ломка масштаба: так привыкаешь вглядываться в героев и погружаться в их мир, что становишься с ними одного роста. Когда в финале раздвигается занавес и показываются кукловоды в черном, на мгновение чувствуешь себя Гулливером в стране великанов.

Рассказывая об этой постановке, трудно избежать постоянного противопоставления большого и малого: марионеток размером с человеческий локоть озвучивают большие артисты. Главный герой спектакля, осел, который сначала взлетает в небо над рыночной площадью, а потом проходит сложный путь от зависимости — к свободе, и на этом пути совершает почти что Геракловы подвиги, говорит голосом Евгения Миронова.

Прекрасной белой кобылице, в которую он влюблен, подарила свой голос Елизавета Боярская, Ходже Насреддину — Константин Хабенский, его жене Махаббат — Чулпан Хаматова. Великого завоевателя Тимура — он тоже получит урок от Ходжи —  режиссер доверил Виктору Вержбицкому. За каждым из этих актеров — десятки серьезных ролей; саундтрек — гимн актерскому мастерству, но режиссер все еще продолжает его шлифовать. За две недели до премьеры он возил актеров на «Мосфильм», чтобы еще раз переписать фонограмму. Возможно, для того, чтобы максимально приблизить кукольный спектакль к отточенности восточной притчи. Истории о Ходже Насреддине, как известно, не просто веселые рассказы, они принадлежат к одной из суфийских школ. Считается, что, просто прослушав семь из них в определенной последовательности, можно приблизиться к истине. Так что у зрителей есть шанс стать после этого спектакля более просветленными. Даже если они увидят в нем только красивую сказку.

Фото: Ира Полярная

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь