Денис БОЧАРОВ

Максим Леонидов: «Музыка, театр — для меня это и профессия, и хобби, да и сама жизнь»

Материал опубликован в № 09 печатной версии газеты «Культура» от 30 сентября 2021 года. Главный хранитель «секретов» отечественного поп-рока выпустил новый альбом, получивший название «Седьмое небо». «Культура» пообщалась с Максимом Леонидовым.

— Карантин по-разному повлиял на музыкантов. Многие, воспользовались «паузой», когда концерты практически не проводились, и стали сочинять и записывать новые песни. Как было в вашем случае?

— Говоря откровенно, я не особо страдал во время изоляции. Я не большой любитель сборищ, многолюдных вечеринок, тусовок и так далее. По сути, я домосед. Поэтому, слава Богу, довольно легко все это перенес.

Прочел много интересных книг, до которых ранее руки не доходили. Сочинил стихотворение на известную израильскую мелодию, ставшую в итоге песней Mon Amour, она представлена на моем последнем диске. Есть такой замечательный израильский певец Ханан Бен Ари, на его музыку я написал русский текст, — это не перевод, а оригинальное русскоязычное стихотворение. Съездил со своей группой на Песчаный карьер — есть такое местечко под Петербургом, — где мы сняли клип на эту вещь.

Помимо этого, во время карантина написал еще пару песен, дал в Instagram несколько концертов. Это была иллюзия своеобразных онлайн-застолий: я наливал рюмочку, готовил какую-то нехитрую закуску (всех заранее предупреждал, что данные мероприятия будут проходить в непринужденном домашнем формате). Ко мне со своей снедью приходили виртуальные гости, мы делились впечатлениями, и я для них пел разные песни.

— То есть новая пластинка рождалась спокойно и непринужденно на протяжении нескольких лет?

— Именно так. На протяжении нескольких лет эти песни собирались, постепенно сочинялись, а доводили мы их до ума — записывали, сводили, решали прочие технические задачи — в последние полгода.

— Презентацию диска планируете? Ведь вашему сольному проекту Hippoband уже четверть века, грех не отметить столь знаменательную дату…

— Тут так совпало, что в скором времени мне стукнет шестьдесят. Я имею в виду текущий театрально-концертный сезон — юбилей случится в начале следующего года. А поскольку от личного юбилея все равно никуда не деться, то, скорее всего, я устрою не презентацию своего сольного альбома, а выступлю с крупными концертами в Санкт-Петербурге и Москве. Конечно же, какие-то песни с «Седьмого неба» прозвучат.

Скорее всего, это будут не совсем концерты, а театрально-концертные перформансы, в основу которых ляжет мой сольный мюзикл «Я оглянулся посмотреть» — уже не первый год играю его в Петербурге. В нем участвуют многие музыканты, не только из Hippoband, а также артисты балета, кино — много народу занято в постановке. Это довольно масштабное шоу, поэтому в Москву я его пока не вожу — дороговато.

— Объясните для тех, кто пока спектакль не видел, что он собой представляет.

— Стимулом к моноспектаклю послужила моя книжка, вышедшая несколько лет назад. Она так и называется: «Я оглянулся посмотреть». В ней я рассказываю о своем детстве, службе в армии, об институте, о «Секрете», конечно, — в общем, обо всем понемножку.

И я решил сделать биографический спектакль, сопроводив его той музыкой, которая окружала меня с детских лет. Это не моя музыка, а та, что звучала фоном на протяжении моей жизни, которая формировала меня, нравилась и вдохновляла. В этом мюзикле есть элементы оперы, симфонии, итальянская, американская, советская эстрада, босса-нова — самые разные жанры.

— Вы обмолвились про собственный юбилей. Насколько он лично для вас важен? С одной стороны, 60 — это серьезный рубеж. С другой — вопрос лишь в том, на сколько лет человек себя реально ощущает…

— Совершенно верно. Я не устаю удивляться: девушки, которые давно уже, по идее, должны говорить мне «Макс» и обращаться на «ты», почему-то продолжают говорить мне «Максим Леонидович» и обращаются на «вы». Никак не могу к этому привыкнуть. Меня это даже огорчает, откровенно говоря (смеется). А если серьезно, то пока я, слава Богу, приближения старости не ощущаю.

— А ту самую музыку, о которой вы упомянули, что повлияла на вас в свое время, взрастила и воспитала, — до сих пор слушаете?

— Знаете, я дома музыку вообще не слушаю. Наступил тот момент, когда все, что любил, могу в голове проиграть — мне совсем не обязательно для этого пластинку ставить. Правда, когда собирается компания, в особенности, если это компания музыкантов, — возникает желание включить какую-то любимую музыку. Или когда мне хочется показать сыну что-то, чего он, может быть, еще не знает, тогда проигрываю какие-то мелодии.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  ММКФ — праздник, который всегда с Москвой

А так в основном я слушаю музыку в машине, ставлю некий условный плейлист, где в случайном порядке крутятся произведения, написанные в самых разных, интересующих меня жанрах: блюз, кантри, джаз, соул… Либо просто включаю радиостанцию, где передают подобную музыку.

— Вы убежденный мелодист, что весьма ценно в наши дни, когда хороший, внятный, доходчивый мотив — на вес золота. А можете ли вы представить себя читающим рэп, например?

— Мне кажется, если нечто сделано талантливо, то это имеет право на существование. Я, конечно, не понимаю некоторых вещей, типа death metal, где страшным рыком повествуется о чем-то инфернальном. Но это вовсе не означает, что это никому не нужно. Каким-то подросткам, лет 13–14, подобная эстетика близка, каким-то образом она выражает их внутреннее состояние. Ну да и ради Бога.

Что же касается рэпа, хип-хопа… Едва ли на своих пластинках я буду к чему-то подобному прибегать, но скажу вам следующее: сейчас у меня готовится новый мюзикл, который называется «Я ненавижу Гамлета», — так вот там есть герой, который действительно читает рэп.

— И за что же можно ненавидеть Гамлета?

— Это история о молодом артисте. Весьма успешном артисте из телесериалов, которого неожиданно зовут в благотворительную постановку, где ему предлагают сыграть Гамлета. Он страшно этого боится, не верит в себя и так далее. Но ему является призрак некоего трагика, знаменитого актера, когда-то исполнявшего роль Гамлета.

У них завязываются любопытные взаимоотношения, по ходу которых призрак учит артиста, как именно следует играть Гамлета: что для этого нужно делать, как с собой бороться… Перед незадачливым парнем встает задача: как из рекламной рожи превратиться в Артиста. Тут Гамлета волей-неволей возненавидишь — не находите? (Улыбается.)

— Подозреваю, что так. А давайте немного «посекретничаем». На весну следующего года у группы «Секрет» запланирован большой концерт, посвященный 40-летию бит-квартета. Может быть, и новый альбом по этому случаю планируется?

— Альбом мы не планируем. Не хочется записывать его виртуальным образом. А как иначе, если мы находимся в разных странах и городах? Собраться вместе не получается, у всех много работы. Да и пандемия диктует свои правила игры: каждый приезд/отъезд сопряжен с массой трудностей.

Ведь у Коли (Николай Фоменко, бас-гитара) много работы за границей — по его автомобильному бизнесу. Андрей (Заблудовский, соло-гитара) и вовсе живет за рубежом. Возможно, пару синглов мы выпустим, но о полноформатном «камбэке» с новым студийным альбомом речь не идет.

— Как процесс сочинительства выглядит лично для вас: пишете потому, что не писать не можете, или все дело в профессионализме?

— Просто скучно ничего не делать. Возможно, есть люди, у которых есть другие занятия, и в какой-то момент они осознают, что вполне могут обойтись без музыки. Скажем, кто-то любит рыбалку, ходить по грибы, готовить, собирать модели аэропланов… И такие люди чувствуют себя вполне реализованными и счастливыми.

Я говорю об этом без всякого сарказма и, упаси Господь, осуждения. Кто-то может не писать песен, не ставить мюзиклов, не играть в театре — у него и без этого все хорошо. Но я — другое дело. Мне без музыки скучно, у меня и хобби-то никакого, по большому счету, нет. Музыка, театр — для меня это и профессия, и хобби, да и сама жизнь.

— Вернется ли шоу-бизнес на круги своя после этой пандемической истории?

— Вернется, я думаю. Возможно, не в тех объеме и масштабе, к которым мы успели за последние десятилетия привыкнуть, но, мне кажется, не все потеряно. Более того, сейчас молодые артисты ездят в туры и неплохо себя чувствуют. Например, у нашего клавишника Жени Олешева есть дочка Алина. Она барабанщица в группе «Кис-Кис», очень любимой молодежью.

Несмотря на COVID, группа уехала на гастроли по шестидесяти городам, можете себе представить? Поэтому для подростков, школьников, первокурсников и второкурсников все складывается неплохо. А вот артисты моего поколения, работающие для публики старшего возраста, испытывают сложности. Но я смотрю в будущее с оптимизмом. Эту песню не задушишь, не убьешь, так что, думаю, все будет у нас хорошо.

Фотографии: Александр Рюмин / ТАСС. Евгений Стукалин / ТАСС.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь