Алексей ФИЛИППОВ Елена СЕРДЕЧНОВА

Люди года в сфере культуры 2021

 по версии газеты «Культура»

Ольга Ярилова координирует и контролирует деятельность нескольких департаментов министерства и отвечает за реализацию национального проекта «Культура». Этот проект весьма амбициозен — восстанавливаются, переоборудуются, строятся театры, музеи, концертные залы и творческие школы. Ведется работа с талантливыми молодыми музыкантами, реконструируются и создаются сельские клубы и муниципальные библиотеки. Долго перечислять все направления проекта, который после «провала девяностых» должен вернуть культуру в быт граждан нашей страны — и обитателей мегаполисов, и тех, кто живет в небольших городах и деревнях. Хотя 2020-й и 2021-й пандемийные годы оказались крайне непростыми для культурной отрасли, одновременно стало очевидно, насколько она важна для общества. Людям очень помогали фильмы и книги, видеотрансляции концертов. Значимость нацпроекта «Культура» выросла в разы. В этой сложной ситуации Министерство культуры, несмотря на локдауны и карантины, эффективно реализовывало нацпроект. В 2020-м в кассовом исчислении его исполнение составило 99,3%. Состоялись — пусть в дистанционном формате — почти все мероприятия, запланированные до пандемии. Строились и модернизировались дома культуры и модельные библиотеки. Создавались виртуальные концертные залы, оцифровывались книжные памятники, проходили фестивали — и в онлайн, и в офлайн-режимах. Успешно развивался охвативший все субъекты Российской Федерации проект «Культура для школьников». Совместно с Министерством просвещения был создан одноименный сайт с культурной афишей, конструкторами культурных маршрутов и обратной связью. Называя Ольгу Ярилову «человеком года в сфере культуры», мы, во-первых, подчеркиваем ее личные заслуги, и, во-вторых, отдаем дань всем сотрудникам Министерства культуры, которые в сложных условиях обеспечивали, несмотря на все ограничения, не только функционирование культурной отрасли, но и ее стремительное развитие.

В наши зачастую «темные» для культуры времена есть личности, на которых держится вера в то, что в конце концов все-таки наступит рассвет. К ним принадлежит и Карен Шахназаров, лауреат Государственных премий РСФСР и РФ и множества кинопремий. Он начал свою кинематографическую карьеру в 1979-м, через четыре года его фильм «Мы из джаза» стал лучшим фильмом 1983 года по версии журнала «Советский экран». А снятый в 1986-м «Курьер» оказался отражением странного, мятущегося, текучего времени начала перестройки, когда все ускорилось и понеслось неведомо куда. Это тревожное ощущение передавалось зрителям фильма: вспоминая его из 2021-го, понимаешь, что «Курьер» говорил о своем времени (да и о том, что будет позже) точнее и умнее, чем перестроечная публицистика.

Но есть и еще одна чрезвычайно важная вещь, которой мы обязаны Карену Шахназарову. В конце восьмидесятых — начале девяностых погибло много крепких, имевших немалый потенциал советских учреждений и предприятий. Перечень заводов, газет и проданных за бесценок пароходов был бы слишком долог, но можно вспомнить старейшую отечественную киностудию «Ленфильм», основанную еще в 1914 году. В 2001-м она была выставлена на продажу, продали часть ее территории, в том числе и цех по производству декораций, продали «Золотую коллекцию» снятых на «Ленфильме» кинокартин. Карен Шахназаров стал генеральным директором и председателем правления киноконцерна «Мосфильм» в 1998-м, и экономическое положение киностудии устойчиво, она во многом развивается на собственные доходы. «Мосфильм» сохранил права на свою коллекцию фильмов. Сейчас это одна из крупнейших киностудий Европы и наиболее технически оснащенная отечественная киностудия. Карен Шахназаров провел «Мосфильм» и через тяжелые для экономики и учреждений культуры 2020–2021 годы, а ведь в это время были периоды, когда пандемия полностью останавливала кинопроизводство.

Римас Туминас возглавил Театр имени Вахтангова в 2007 году. У него было громкое режиссерское имя, а у Театра Вахтангова — превосходная труппа и славная история. Настоящий день театра в то время был не слишком ярок: в его репертуаре были и превосходные спектакли, но в целом он переживал период безвременья. Туминас прежде ставил в Театре Вахтангова, театр его знал, то, что литовского режиссера пригласили на роль художественного руководителя московского театра, было логично. Но мало кто предполагал, что под его руководством, при помощи приглашенного им директора Кирилла Крока, Театр Вахтангова станет едва ли не самым популярным, самым посещаемым театром Москвы, соперничая с Художественным театром Олега Табакова.

«Война и мир», последняя премьера Туминаса, стал ярким открытием сезона 2020/2021 годов. Но его значение выходит за рамки текущей театральной жизни: уверены — об этой работе будут говорить и писать и через много лет, как о спектаклях Станиславского и Мейерхольда. У Туминаса были и очень значительные, и великолепные спектакли, такие, о которых уместно говорить в превосходных тонах. Но сейчас он выпустил шедевр: смотреть его «Войну и мир» стоит не раз и не два, наслаждаясь режиссерскими метафорами и игрой актеров, следя за развитием лежащей в основе спектакля мысли. Эта мысль остро-драматична и важна для режиссера, возможно, «Война и мир» — самый искренний из спектаклей Туминаса. Не случайно Наташа в его спектакле, глядя в зеркало, произносит слова из толстовской «Исповеди», над которыми впору задуматься не юной девушке, а немолодому человеку. Вот они в оригинале Толстого:

Толстой в спектакле Туминаса порой звучит как Достоевский. Но спектакль так мастерски сделан, что кажется воздушным, легким. Создается впечатление, что в четыре с половиной часа действия уместился весь огромный роман — а это далеко не так. «Война и мир» Туминаса — немногословный спектакль. Он во многом выстроен на музыкально-пластических рефренах, и кажется, что его герои обращаются не столько друг к другу, сколько к мирозданию и Творцу. Работы такого масштаба и значения в нашем театре редки.

Татьяна Мрдуляш работала заместителем директора по развитию Государственной Третьяковской галереи с 2015-го по декабрь 2020-го, в феврале 2021-го была назначена министром культуры Самарской области.

Став министром, Татьяна Мрдуляш поставила перед собой амбициозные задачи. В Самаре велика доля населения с высшим образованием, но по сравнению с этим мала доля посетителей учреждений культуры. Она хотела привести в них людей, заинтересовать самарцев хорошими культурными событиями. И, разумеется, продолжить работу по созданию инфраструктуры учреждений культуры, домов культуры и библиотек. Со времени ее назначения прошло меньше года, но за это время было немало сделано.

Новый министр культуры Самарской области делает то, о чем она говорила сразу после вступления в должность: «Здесь, как и во многих регионах страны, есть понимание культуры как своеобразного музея, словно вся культура осталась в прошлом. А что же завтра? Нужен системный перезапуск процессов, чтобы изменить эту парадигму…». И она ее меняет, не оставляя самарцев равнодушными: кого-то удивляет то, что она делает, других это увлекает.

С именами кинорежиссеров и сценаристов Алексея Чупова и Натальи Меркуловой связано едва ли не главное событие в жизни отечественного кино в 2021 году. Их фильм «Капитан Волконогов бежал» получил приз за лучший сценарий и приз зрительских симпатий на «Кинотавре»-2021 и номинировался на главный приз Венецианского кинофестиваля. Он ему не достался, и многие отечественные киноманы решили, что это несправедливо.

Для нашей страны, с ее трагической историей, разговор такого уровня не скоро перестанет быть актуальным, на Западе понятнее иные, лишенные такого трагического накала вещи — отсюда и решение жюри Венецианского кинофестиваля. У европейцев своя оптика, а нам, в отличие от них, ясно, что существование преисподней, в которую главный герой поначалу не очень верит, необходимо для сугубо земных сдержек и противовесов — это гарантия, что адом не станет земная жизнь.

В последнее время жизнь и искусство шли разными дорогами. Жизнь становилась сложнее и трагичнее, последний пример — пандемия, погрузившая нас в совершенно новое, знакомое лишь по книгам и фильмам о войне пространство трагедии. Мы, незаметно для самих себя, привыкли к миру, в котором внезапно оказались. Трагедия стала рутиной, и уже неважно, что за каждым углом может подстерегать смерть. Сегодняшний человек оказался лицом к лицу с судьбой, а искусство еще живет вчерашним днем, оно не успело отрефлексировать новую реальность. Фильм Чупова и Меркуловой стал исключением, хоть он и говорит не о пандемии, а о власти, вине, прозрении, попытке искупления…

А еще это разговор о сформировавшем нашу историю прошлом — и то, что здесь нет конкретных примет сталинской эпохи, петлиц и околышей униформ, портретов вождей на стенах кабинетов, придает действию универсальный, вневременной характер. Красные спортивные костюмы заменяют сослуживцам капитана Волконогова униформу (тут вспоминаешь и братков из девяностых, и «красных дьяволят», вышедших то ли из старой книжки, то ли из самого ада), работают они в оупенспейс с хрустальной люстрой, и там же играют в мяч. Разные эпохи сливаются с друг другом, а потом (чур нас, чур!) начинает казаться, что речь в этой антиутопии идет и о будущем.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Дела и «безделки» честного человека: предтеча Пушкина Николай Карамзин

Ирина ГЕРАСИМОВА, генеральный директор — художественный руководитель Российского государственного музыкального телерадиоцентра «Орфей», генеральный директор радиостанции «Орфей»

В январе 1991-го свое имя получила радиостанция «Орфей», в 2021 году ей исполнилось тридцать лет. Это значимый юбилей, но на самом деле «Орфей» старше. Гостелерадио СССР запустило его на УКВ в 1960-м как «четвертую программу». Она звучала по советскому трехпрограммнику, нехитрому устройству с переключателем-рычажком, которое висело на каждой кухне. До 1991-го «Орфей» выходил двенадцать часов в сутки, 1 января 1991-го он превратился в круглосуточный музыкальный канал. Но это было только началом: «Орфею» предстоял трудный путь.

В девяностые годы под ударом оказалась вся отечественная культура, не стало исключением и радио. В 1994-м правительство решило сократить время вещания государственных радиостанций. «Орфей» должен был пострадать больше других, его эфирное время уменьшалось на восемь часов в сутки. В 1997-м телерадиофонд отказался предоставлять «Орфею» записи, Государственный дом радиовещания и звукозаписи стал требовать с него деньги. Но «Орфей» отбился, выдержал, справился. Он не потерял ни зоны распространения, ни эфирного времени. В этом огромная заслуга руководившей им с 1995 года Ольги Громовой, отстаивавшей канал и до того, как она стала генеральным директором — главным редактором радиостанции «Орфей». Благодаря ей «Орфей» состоялся как безрекламная образовательно-просветительская радиостанция классической музыки.

Советское радионаследие в большой мере утрачено: нет больше «Театра у микрофона», нет и прежнего Литдрамвещания. А радио «Орфей» живет и развивается, звучит и в ночное время — в автоматическом режиме, без ведущих. По нему можно услышать классическую музыку разных эпох, стран и стилей, от академических жанров до авангарда. Здесь звучат прямые трансляции из лучших концертных залов мира. Не выходя из машины, можно посетить «Ковент-Гарден», Большой театр, Большой зал Консерватории, побывать на Пасхальном фестивале, когда дирижирует Гергиев.

В 2005-м генеральным директором «Орфея» стала Ирина Герасимова. Сейчас она художественный руководитель Российского государственного музыкального телерадиоцентра. Вместе с радиостанцией в него входят Академический Большой концертный оркестр имени Юрия Силантьева, Симфонический оркестр радио «Орфей», Академический хор русской песни, Академический большой хор «Мастера хорового пения» и уникальная нотная библиотека, доставшаяся «Орфею» от Гостелерадио СССР. Телерадиоцентр сделан по образцу больших западных государственных, общественных холдингов: собственные музыкальные коллективы нужны им для производства контента.

Сергей КАРТАШОВ, архитектор-реставратор

Отечественная культура всегда держалась на энтузиастах, в особой мере это касается сохранения художественного наследия. Всем памятно то, что делали Дмитрий Сергеевич Лихачев и Савва Ямщиков, без защиты и помощи энтузиастов судьбы многих памятников культуры будут незавидны и в наши дни. В советскую эпоху речь сначала шла о целенаправленном разрушении того, что было связано с православием, а затем бедой стали невнимание, пренебрежение, равнодушие. В наше время одну из главных угроз представляет несовершенство законодательства. Положение о госзакупках, тендеры, где побеждает самое недорогое предложение, не всегда совместимы с долгой и счастливой жизнью памятника. Здесь часто бывает верной старая русская пословица: «Дорого, да мило». В этой ситуации энтузиасты необходимы, как воздух: они поднимают тревогу, будоражат общественность, пишут коллективные письма в органы власти — очень часто их вмешательство оказывается спасительным.

«Время собирать камни» работает с археологической лабораторией «Археолаб»: 50-килограммовые камни, детали резьбы, сканируют, делают трехмерную модель, получают точный слепок — тут помогает 3D-принтер. Оригиналы имеют сколы, они пострадали от некачественной реставрации — модели Сергея Карташова полностью совпадают с работами средневековых резчиков по камню. Проекту два года, за это время было отсканировано чуть больше сорока камней. Работы ведутся за счет энтузиастов, деньги собираются через народное финансирование. Это очень долгий труд, но когда-нибудь он будет завершен, и люди увидят Георгиевский собор таким, каким он был во времена наших далеких предков.

В августе 2021 года Нижний Новгород отметил свое 800-летие. Подготовка к празднику длилась пять лет, одним из ее важнейших направлений стала программа «Город 800». В ее рамках шли преобразование и реставрация важных для города мест, она подразделялась на три направления: #Символы800, #Реставрация800 и #Среда800. Реставрация исторических зданий Нижнего Новгорода стала важным событием в культурной жизни нашей страны: это уникальный пример возрождения исторической среды, проведенный качественно, комплексно и в сжатые сроки. В программу вошло порядка ста объектов культурного наследия на территории исторического центра, и в результате город преобразился. Часть исторических зданий была возрождена из руин, части вернули прежний облик, где-то было решено сохранить и приметы советских перестроек. Отношение к прошлому было предельно бережным, и это важно: история города возрождалась во всем ее многообразии. Во время этих работ через руки реставраторов прошло более миллиона кирпичей: каждый кирпич зачищался, реставрировался или докомпоновывался. Часть возрожденных зданий стала музеями. В их интерьерах разместились экспозиции, так город получил музей Горького и Литературный музей. В других часть помещений была приспособлена под исполнение современных функций.

Нижегородская реставрация — это яркий пример комплексного, государственного подхода к возрождению исторического наследия. Тут надо сказать «спасибо» и руководителю нижегородского филиала Российской ассоциации реставраторов Владимиру Молоканову, и руководителю управления государственной охраны объектов культурного наследия Нижегородской области Григорию Меламеду, и ректору ННГАСУ Андрею Лапшину. Курировал программу губернатор Нижегородской области Глеб Никитин.

Современный человек живет в плотном потоке информации, обо всем имеет свое мнение, но часто прискорбно мало знает. При этом многие из нас отвыкли от медленного и вдумчивого чтения: социальные сети приучили людей к литературному фастфуду, серьезные тексты их утомляют. А обладающие экспертным знанием специалисты редко владеют понятным массовой аудитории языком, поэтому их общение с ней часто напоминает разговор немого с глухим. Это касается многих областей знания, в том числе и искусства, особенно современного: далеко не все понимают, чем хорош «Черный квадрат» Малевича и почему Кандинский и Малевич на международных аукционах стоят дороже Репина и Шишкина. Поэтому трудно переоценить то, что делает искусствовед, блогер и писательница Софья Багдасарова, с 2004-го года ведущая в «Живом журнале» блог историка искусства shakko.ru.

Секрет в сочетании абсолютного знания предмета (Багдасарова — выпускница отделения истории и теории искусства исторического факультета МГУ, ее отец известный историк-византинист) с ярко выраженным литературным даром, ловко маскирующимся под обыденную речь. Наша современная литература не обращается к разговорному языку. Но у того, что делает Софья Багдасарова, есть свой секрет: она очень опытный журналист, 15 лет писавший для разных изданий. А еще она опирается на давнюю отечественную литературную традицию: в том, как пишет Багдасарова, слышны интонации Тэффи, заметна стилистика «Всеобщей истории, обработанной «Сатириконом». Иными словами, она развивает давно утраченную традицию литературного фельетона, блестяще примененную к искусствоведению и социальным сетям. Эксперимент удался: в результате удалось доказать, что современный человек не устал от знания, что он вполне обучаем и хочет отличать хорошее искусство от плохого. Просто разговаривать с ним надо так, чтобы ему не было скучно.

Один из старейших благотворительных фондов России — Благотворительный фонд Владимира Потанина первым поспешил на помощь НКО, в том числе в сфере культуры, когда волна коронавирусных ограничений только-только накрыла нашу страну. Уже в конце марта 2020 года глава «Норникеля» пожертвовал для этих целей дополнительный миллиард рублей.

Надо сказать, что с помощью таких конкурсов Фонд год за годом меняет социокультурный ландшафт регионов, поскольку основная часть проектов ориентирована именно на провинцию. И та отвечает взаимностью — вырос интерес к культурным инициативам, которые особенным образом встраиваются в территорию. Эти проекты становятся объединяющими, привлекают внимание к своему городу, к своему поселению.

Материал опубликован в спецномере газеты «Культура» от 15 декабря 2021 года.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь