Тамара ЦЕРЕТЕЛИ

«Люди боятся инфляции и инвестируют в искусство»

В преддверии лондонских торгов MacDougall’s в Москве опрошла предаукционная выставка топ-лотов.

«Какое варварство умереть от оспы в XVIII веке», — сказала Екатерина, узнав о смерти Людовика XV. Болезнь бушевала не только во Франции. В России от оспы умирал каждый седьмой ребенок, в одной только императорской семье от смертоносной инфекции скончался четырнадцатилетний Петр II, за ним чуть не последовал Петр III, унесла болезнь и двухлетнюю дочь Екатерины II Анну. В такой ситуации императрица, как представительница прогрессивной общественности, принимает решение вакцинироваться — первой в стране. Для этого из Англии срочно «выписывают» доктора Томаса Димсдейла. В итоге в 1768 году царице была сделана прививка. После нее привились великий князь, будущий император Павел I, его жена и дети — Александр с Константином. В России начинается вакцинационная кампания: открываются так называемые оспенные дома, издаются агитационные брошюры. Екатерина рассылает письма — генерал-губернаторам, генерал-фельдмаршалам, в которых настаивает на оспопрививании.

Одно такое письмо — графу Петру Румянцеву — и выставлено на аукцион MacDougall’s. В нем императрица утверждает: «Между прочими предметами должности Приказов общественного призрения вам вверенных, один из главнейших почитаться должен заведение прививания оспы, которая, как нам известно, великий вред, а особливо в простом народе, причиняет». Письмо выставлено вместе с портретом Екатерины кисти Дмитрия Левицкого. Эстимейт сдвоенного лота 800 000 — 1 200 000 фунтов. Письмо и полотно среди прочих экспонатов представлены на предаукционной выставке в Москве, в усадьбе Зубовых. Сам аукцион русской живописи назначен на 1 декабря в Лондоне, всего на торги выставлено более 200 лотов.

Еще один важный экспонат — прижизненный портрет Петра I работы Яна Купецкого, одного из самых известных портретистов своего времени. Всего Купецкий создал четыре портрета Петра, написаны они были в Карлсбаде и Торгау, где состоялось бракосочетание царевича Алексея. Из-за болезни художник не смог вовремя закончить работу и передать картины русскому послу, хотя в России их очень ждали. «Персоны мои, писанные в Торгау, пришли немедленно», — писал царь сыну. Свои портреты Петр так и не получил — они остались во владении брауншвейгских герцогов. Теперь одно из полотен выставлено на лондонские торги. Лот этот тоже сдвоенный — вместе с работой Купецкого на аукцион выставлен подписанный Петром русско-прусский договор 1714 года. Цена вопроса 600 000 – 900 000 фунтов.

Топ-лот в разделе «русское классическое искусство» — крупномасштабное полотно Генриха Семиградского «Превратности судьбы», оцененное в 730 000 – 900 000 фунтов. Работу знаменитого художника-академиста, которого некоторые современники ехидно называли «безнадежным классиком», в Москву не привезли — из-за размеров. Зато в усадьбе Зубовых можно было увидеть полотно Владимира Маковского «Застава на пути свадебного поезда». Эстимейт жанровой сцены, передающей типичное праздничное антиповедение, 450 000 – 600 000 фунтов.

ХХ век представлен полотном Зинаиды Серебряковой «Женя». Портрет сына художницы, написанный за несколько месяцев до Октябрьской революции, оценен в 600 000 – 900 000 фунтов. Кстати, с сыном Серебрякова расстанется в 1924 году, когда уедет в Париж. Вызволить за границу ей удастся только двоих детей — Катю и Сашу, а Женя с Татой (Татьяной) останутся в СССР. С матерью они увидятся только спустя несколько десятилетий: Тата — в 1960 году, а Женя — в 1966-м, за год до смерти художницы.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Музыкант Тимур Шаов: «В погоне за массовым зрителем люди забывают про Моцарта»

Среди других лотов — ранняя работа Кузьмы Петрова-Водкина «Орфей», написанная в период его увлечения символизмом. Эстимейт 1 000 000 – 2 000 000 фунтов. За авангард «отвечает» Михаил Ларионов — его «Цветы на веранде» оценены в 600 000 – 900 000 фунтов. Сам художник датировал картину 1902 годом. «Ларионов любил показывать, что он всегда был впереди всех, поэтому передатировал свои работы, — говорит директор аукционного дома MacDougall’s Екатерина Макдугалл. – В действительности, как считают специалисты, полотно было написано в 1908 году».

Особый раздел аукциона — художники-нонконформисты. Топ-лот здесь «Два натюрморта» Олега Целкова, оцененные в 100 000 – 200 000 фунтов. Работа написана в 1958 году, еще до того, как Целков нашел некую коллективную «морду» — своего главного персонажа. Представлено и несколько работ метафизика Дмитрия Краснопевцева, когда-то проданного на Sotheby’s за 1 000 000 долларов (московская выставка художника, состоявшаяся годом позже, так и называлась — «Краснопевцев за миллион»). Правда, на MacDougall’s цены скромнее — от 4 000 – 6 000 за небольшой натюрморт до 20 000 – 30 000 за работу побольше. Среди других нонконформистов на аукцион выставлены Владимир Вейсберг, Владимир Немухин, Михаил Рогинский, Леонид Пурыгин, Евгений Рухин, Александр Харитонов — кажется, наш «второй авангард» начинают ценить наряду с авангардом первым.

«Культура» поговорила с директором аукционного дома MacDougall’s Екатериной Макдугалл.

Есть ли на арт-рынке понятие ковидные и доковидные цены?

— Безусловно. В пандемическое время, особенно в самом начале, цены сильно упали — все были напуганы, растеряны, не знали, что будет дальше. Сейчас цены возвращаются к былому уровню, а в некоторых случаях ставят рекорды. Люди боятся инфляции и инвестируют в искусство. Так что арт-рынок поднялся, в том числе в России. Инвестиционно привлекательные вещи, например, импрессионисты, по сравнению с допандемическим временем практически удвоились в цене. При этом люди ожидают более низких эстимейтов, но, с другой стороны, платят большие деньги, просто чтобы вложить в искусство.

Что сегодня более востребовано — по-прежнему русское искусство XIX века?

— Мы видим приход новых покупателей, а это означает начало нового цикла. Конечно, как и прежде, популярны художники XIX века — Шишкин, Айвазовский. Но важно отметить, что появились ценители современного искусства. За последние 6–8 месяцев наблюдается скачок цен на искусство второй половины ХХ века, например на нон-конформистов, которые, можно сказать, уже официально стали классикой. У нас выставлена работа Олега Целкова 1958 года, и мы ожидаем большой интерес к ней. Ведь произведений Целкова, созданных в 50-е, сохранилось очень мало — он их уничтожал, топил с моста, считал, что оставить нужно только «лучшее». Известен случай, когда деревенские жители пожаловались на художника, заявив, что он с моста трупы бросает — а он всего лишь рулоны холстов кидал…

Кто ваши обычные покупатели?

— Русские, живущие в России. Раньше это были русские, живущие по всему миру, но после пандемии многие вернулись или как минимум живут на два дома.

Фотографии: АГН «Москва».

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь