Елена СЕРДЕЧНОВА

Как Музей исчезнувших деревень возродил реальную деревню

Материал опубликован в №10 печатной версии газеты «Культура» от 28 октября 2021 года.
Сеп — это три улочки, почти четыреста жителей, бывший колхоз, а ныне частное предприятие «Родина». Раньше отсюда можно было только уехать: в Ижевск, Москву — как повезет. Эту обычную и, что говорить, достаточно депрессивную историю смогли изменить простые люди, создав народный музей.

Удмуртия — регион важный для нашей страны. Здесь много заводов, в том числе работающих на оборонку, недаром Ижевск считается оружейной столицей. Но предприятия сосредоточены в городах, деревни же — умирают. Во многих до сих пор нет асфальтовых дорог и приличной сотовой связи, да и вообще много чего. Так было до недавнего времени и в деревеньке Сеп, затерявшейся в бескрайних удмуртских лесах.

Четверть взрослого населения работали в экс-колхозе, или, как говорят местные жители, на ферме. Потихоньку ветшали школа и библиотека, приходил в упадок Дом культуры. И вдруг пришли перемены. Работники Сепского дома культуры, школьники и активисты стали собирать материалы о местных поселениях, исчезнувших в 1970–2000 годы, когда действовала программа ликвидации «неперспективных» деревень. Оказалось, что в Удмуртии их около 200, а по России — тысячи. Часто эти села оказывались историческими, и память о них стоило бы сохранить.

Всего семь лет назад, летом 2014 года, в Сепе впервые состоялся Праздник деревень. На него собираются жители близлежащих поселений, приезжают люди, заинтересованные в сохранении народного наследия. Среди гостей оказалась команда творческого объединения «Рыба Морзе — Кама рекордз» из Нижнего Новгорода. В местной библиотеке они обнаружили семь фотоальбомов — по одному на каждую исчезнувшую деревню в этой местности.

Такое богатство не должно было пропасть втуне. Решили создать народный музей, в котором была бы представлена жизнь этих населенных пунктов в фотографиях, воспоминаниях, семейных историях.

— Увидев эти фотоальбомы, мы решили создать музей исчезнувших деревень, — рассказывает директор объединения «Кама рекордз» Александр Юминов. — Проектная группа стала искать возможности для поддержки — подавала заявки в разные институции и фонды. В 2016 году мы победили в конкурсе Благотворительного фонда Владимира Потанина и получили грант в 2 млн рублей на создание постоянной экспозиции Народного музея исчезнувших деревень.

Администрация района пошла навстречу, разрешила разместить музей в здании библиотеки, а также дала деньги на капремонт; нашли активистов и спонсоров. Началась кропотливая работа: команда записывала воспоминания старожилов, искала фотографии, предметы, песни, документы в архивах. В Сепе, где живут 367 человек, 157 сельчан так или иначе стали работать на создание музея.

Проблема заключалась в том, что местные жители не понимали, как работать с историческим материалом. Тогда неугомонный глава «Kама-рекордз» «выбил» еще один грант — образовательный: 1,3 млн рублей выдал фонд «Перспектива», который являлся оператором президентских грантов.

Целый год специалисты обучали деревенских жителей проводить исследования, брать и обрабатывать интервью, сканировать документы, встраивать истории в музейную экспозицию. Часть жителей даже прошли стажировку в Волго-Вятском филиале Государственного центра современного искусства, познали основы краеведения, научились проводить экскурсии, мастер-классы.

Музей делали с любовью. Студенты Самарского государственного архитектурно-строительного университета разработали дизайн-концепцию. В соответствии с ней в музее существует несколько зон: временная — выставки с архивными и современными фотографиями деревень, экспедиционная — с предметами быта, мультимедийная — где посетители могут послушать или посмотреть на экранах живые воспоминания жителей исчезнувших деревень, и последняя зона — библиотечная. В центре же находится «сердце» — открытая площадка для чтения и отдыха, выполненная в форме цветка италмас — символа Удмуртии.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Миллиарды на креатив: Президентский фонд культурных инициатив начал работу

— Мне кажется, мы прыгнули выше головы, — говорит Александр Юминов. — Конечно, планировали классное, удобное, современное пространство, но не ожидали, что получится так роскошно.

Кроме постоянной экспозиции, команда создала Museumboxset — каталог представленных в музее материалов, воспоминания жителей исчезнувших деревень, аудиоспектакль с записями песен на русском и удмуртском языках с наложением интершумов деревни.

Сейчас новый музей, где собран богатый материал, посвященный судьбе отдельного человека, семьи, деревни, вошел в республиканские туристические маршруты. Экскурсии и мастер-классы в музее приносят деревне небольшой, но стабильный доход.

И хотя именно команда «Kама рекордз» оказалась главным «застрельщиком» в деле создания музея, своеобразным местом силы всегда был именно Сепский дом культуры.

Его директор Татьяна Мосова рассказывает, что в девяностые Дом культуры был в ужасающем состоянии. Сейчас же он выглядит как «крутое арт-пространство». Конечно, не обошлось без помощи. В 2018 году выделил грант, 10 млн рублей, Фонд Потанина, администрация Игринского района выдала 6 млн рублей и такую же сумму добавило правительство Удмуртской Республики.

На эти деньги жители полностью реконструировали здание ДК, превратив его в многофункциональный культурный центр местного сообщества Sep Community.

Теперь в клубе есть большой зал со сценой, малый зал для творческих занятий, гардероб, костюмерная, кухня, студия звукозаписи, где записывают «добычу», собранную в экспедициях.

Интерактивная выставка «Сепские былички» в Доме культуры — последний деревенский хит. Команда Sep Community решила копнуть тему народного хоррора, вспомнив удмуртские легенды. Кураторы отправились в фольклорные экспедиции собирать «ужасный» материал. Улов оказался богатым: множество историй, к которым дети и взрослые слепили глиняные фигурки из «страшилок», изготовили декорации. А потом записали ролики-сказки по мотивам удмуртских легенд.

Выставочное пространство оформили в виде лабиринта. Комнаты, из которых он состоит, конечно, черные. На стенах висят картонные коробки с подсвеченными самодельными экспонатами. Например, страшный половинчатый человек Палэсмурт в виде векового дерева с огромными корнями или кошка-кровопийца на чердаке старого дома. А еще есть «темная комната», где любой желающий может записать таинственную историю, приключившуюся с ним.

Глава Игринского района Александр Чирков считает, что «Сеп — это барон Мюнхгаузен, который взял и вытянул себя из болота».

— Вы знаете, цепочка перемен выстраивается: появилась связь, отремонтирована дорога, сейчас идет замена водопровода. Эта история многослойна, и здесь еще много чего будет сделано. Нам нужен гостевой дом, который был бы встроен в эту систему и жил этой историей, — говорит он.

Изменилось и сознание деревенских жителей. Они стали по-другому оценивать собственную жизнь, научились наполнять ее новыми смыслами, содержанием, практиками. Жители, можно сказать, встали на ноги, увидели будущее своей деревни.

А главное — стала возвращаться молодежь, уехавшая в город. Например, тридцатилетний Алексей Лекомцев теперь руководит Сепским хором ветеранов. В местном ДК работает другой молодой сеповец — звукорежиссер Никита Горшков, у которого здесь собственная студия звукозаписи. Он сотрудничает с музыкальными коллективами, в том числе исполнителями удмуртского фольклора. «Здесь мне удалось реализовать свой интерес, соединив фольклор с новой музыкой. Мне безумно нравится жизнь в Сепе. И в целом возлагаю на эту деревню большие надежды», — говорит он «Культуре».

И уж совсем поразительным оказалось возвращение людей в умершую деревню, которой юридически уже не существует. Речь идет о Мувыре, куда приехали жить 15 человек. Кстати, глава республики пообещал проводить там фестиваль возрожденных деревень.

Фотографии: Наталья Дорошева.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь