Диснейленд Парижской Богоматери

Максим СОКОЛОВ, публицист

В обновленном соборе будет все: и экология, и современное искусство, и широчайший взгляд на вещи, и инклюзивный подход, и мультимедийность. Непонятно только, где во всей этой инклюзивной мультимедийности будет Христос, Сын Бога Живого?

Спустя два с половиной года после пожара, нанесшего страшный ущерб Собору Парижской Богоматери, официальные власти Французской Республики обнародовали план реставрации Нотр-Дам.

Хотя скорее можно говорить о полной реновации древнего собора (и символа Франции попутно). Можно, конечно, утешаться тем, что внешний вид Нотр-Дам вроде бы не подлежит кардинальному изменению – а ведь опубликованные в 2019 г. проекты предусматривали и это. Зато во внутреннем убранстве храма решили оттянуться по полной. Перестановка исповедален, замена скульптур на «стрит-арт», посвящение одного из приделов охране окружающей среды, превращение пространства собора в более дружелюбное (friendly – это наше все) для посетителей, чуждых христианству – устройство «тропы познания» со световыми и звуковыми эффектами. Примерно как в новомодных музеях. Возможно, предполагается, что коснеющие во мраке язычества китайцы и японцы, в допожарное время составлявшие немалую долю туристов, посещающих собор, пройдя гурьбой по тропе познания, познают свет истинной веры.

Хотя уверенности нет. Католический прозелитизм среди пришельцев ex pertibus infidelium до сей поры не был предметом забот властей республики.

Можно, конечно, заметить, что в прошлом носители передовой идеологии обращались с Нотр-Дам даже более решительно. Якобинцы объявили бывшую «твердыню мракобесия» храмом разума. В рамках перехода от мракобесия к разуму были уничтожены расположенные на портале собора статуи иудейских царей. Поскольку всякий царь – хоть Давид, хоть Соломон – есть коронованный тиран и заслуживает соответственного обращения.

А в ходе праздника свободы 20 брюмера 1793 г. молоденькая – 21 год всего – артистка Оперы Тереза-Анжелика Обри короновалась на алтаре как богиня разума. Н. А. Толоконникову французские власти все-таки не пригласили сплясать на алтаре в видах просвещения язычников. Хотя, возможно, сочли, что она уже стара.

И храм разума просуществовал до 1802 г., когда при гражданине первом консуле дали задний ход и оскверненный собор был заново освящен.

Французская революция носила ясно выраженный антихристианский характер. Этого не скрывали, этим гордились. И соборные пляски мадемуазель Обри были открытым проявлением борьбы с прежними оргиями фанатизма (так якобинцы именовали католический культ). Лицемерия здесь не было.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Выгода с большой буквы «Вы»

Равно как и большевики, громя и оскверняя российские святыни, не называли это борьбой за истинное христианство (опыт с живоцерковниками был кратким и недолгим). Что-то они просто взрывали, что-то использовали в жанре «храм спаса на картошке». И не только на картошке. Господствовал чисто хозяйственный подход. В этой церкви – планетарий, в этой кинотеатр, в этой высоковольтная лаборатория, в этой спортзал, в этой общежитие, в этой пересыльная тюрьма, а в этой и музей.

В реконструктивный период был дефицит не только жилплощади, но и казенных зданий. И зачем же бывшим культовым строениям пустовать? Но то были эпохи страшные, однако при этом простодушные.

С Собором Парижской Богоматери впервые предъявлен проект религиозного самозванства. Ни борьбы с твердынями мракобесия, ни храмов спаса на картошке. Никоим образом. Мы предлагаем чистое и современное христианство, включающее в себя и экологию, и современное искусство, и широчайший взгляд на вещи, и инклюзивный подход, и мультимедийность – все, что вы любите. Правда, не очень понятно, где во всей этой инклюзивной мультимедийности Христос, Сын Бога Живого, но разве это так важно? Положа руку на сердце, что вам – и нам – до Христа?

Все-таки дело антихриста это в первую очередь не гонения (как указал днепропетровский мэр Филатов, «а вешать будем потом»), а подмена. Чтобы человек пришел в храм, где есть и экология, и хренология, и весь набор new age, нет только главного, для чего храмы строятся – Христа грядущего со славою судити живым и мертвым, Его же Царствию не будет конца.

Сейчас, конечно, возобновятся разговоры о поджоге Собора в 2019 г. Уж больно удачно рифмуются пожар и реновация. Может быть, да, может быть, нет. Но, вероятнее всего, пожар, случившийся по вполне естественным причинам – бардак на стройке есть дело интернациональное, просто возбудил творческую мысль у известно кого.

Что будет дальше?

Нотр-Дам де Пари в бытность его храмом разума стоял пустой. Людям нужен хлеб, не камни вместо хлеба. То же было и с обновленческими культовыми зданиями в СССР. Мерзость запустения, реченная пророком Даниилом.

Должно быть, и с «тропой познания» будет то же самое. Хотя туристический поток вряд ли иссякнет. Просто в путеводителях будет стоять: «Диснейленд Парижской Богоматери, метро Сен-Мишель, 4-я линия».

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь