«Человек расслабленный» как обреченный вид

Петр ВЛАСОВ, главный редактор газеты «Культура», писатель

Так получилось, что 2020 год я встретил в Италии. Запомнилась поездка во Флоренцию — но отнюдь не красотой местного Дуомо или впечатлениями от шедевров Уффици. Попасть туда не удалось. Напротив, город произвел странное, даже отталкивающее впечатление, скорее вызывал аллюзии с картинами Возрождения. живописующими Страшный суд.

Он был переполнен людьми сверх всякой меры. Десятки тысяч туристов закупорили улицы исторического центра, заполонили все мосты и площади. Разглядеть, почувствовать что-то, находясь внутри этой медленно дрейфующей вдоль закусочных и магазинов живой массы, оказалось просто невозможно.

Впрочем, картинка из Флоренции — «как сельди в бочке» — наглядно информирует о структуре итальянской экономики. Около 15 процентов ВВП страны приходится на туризм, ежегодно Италию посещают 60 млн туристов — столько же, сколько насчитывается самих итальянцев. То, что усвоить неповторимые итальянские красоты в такой толпе невозможно, мало кого волнует. Главное принять, обслужить, состричь свои кровные — и тут чем больше приедет, тем лучше, нужен конвейер, как у Форда. Гостиница, такси, траттория, магазин с сувенирами и кожаными сумками. В итоге в среднем выходит тысяча евро с каждого желающего насладиться Ватиканом и каналами Венеции.

Забавно, что в последнее время нам постоянно ставили в пример подобный — «обслуживающий» — тип экономики с доминирующей сферой услуг. Обеспечивающий населению ненапряжный, расслабленный режим существования. Не требующий хорошего образования или высокой квалификации. Возводящий на постамент образ «рантье» — по сути, бездельника, который ведет беззаботную жизнь где-нибудь в Таиланде на доходы от недвижимости или доли в бизнесе. В странах, которые мы привычно называем «развитыми», в секторе услуг занято сегодня от трети до половины всей рабочей силы.

Но сегодня, когда мы видим совсем другую Италию, у нас возникает множество вопросов — и к экономике, и к подобному укладу жизни. Речь даже не о том, что после того, как исчезли все туристы, Италия несет гигантские финансовые потери. Или что итальянская медицина выглядит весьма беспомощно — хотя, возможно, дело в масштабах проблемы. Итальянцы откровенно растерялись, они просто не знают, что делать, пока коронавирус тысячами выкашивает их старшее поколение. Да, петь вместе гимн на балконах — это впечатляет. Но впечатляет соцсети, а не болезнь. Люди продолжают умирать.

Впрочем, будем справедливы — не готовым к пандемии, к появлению подобного незапланированного «черного лебедя», оказался весь сегодняшний мир, в котором в разработку средств для повышения потенции вкладывается гораздо больше, чем в поиск лекарства против рака. Сидя у экранов телевизоров или компьютеров, мы с ужасом наблюдаем, как схлопывается понятный и привычный нам миропорядок. С ужасом — по причине той легкости, с которой это происходит. Вирус — далеко не самый смертельный, даже близко не сопоставимый с часто поминаемой в эти дни «черной смертью», убившей в XIV столетии пол-Европы, легко рушит мировую экономику, обещая нам новую Великую депрессию, банкротит огромные корпорации, останавливает всякое транспортное сообщение между странами. В США население выстроилось в очереди не только за туалетной бумагой, но и за оружием, уже готовясь, очевидно, к сценариям в духе «Безумного Макса». Невольно возникает вопрос: что же произойдет, если человечество вдруг столкнется с гораздо более серьезной угрозой?

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Хроники падения Вавилонской башни

Причина нынешнего коллапса — мы «расслабились» сверх всякой меры. Потребительская форма существования — незамысловатая, как конвейер по обслуживанию туристов в Италии, рассчитанная на быструю отдачу, не имеющая длинного горизонта планирования, опасна не только тем, что человек, говоря простыми словами, тупеет, не используя на благо общества заложенный в нем потенциал. Мы постепенно теряем способность решать большие и важные задачи, более того — даже ставить их. В итоге ставим под угрозу не только нашу экономическую и социальную устойчивость, но и само физическое выживание.

Вспышки разного рода эпидемий в последние лет двадцать не раз беспокоили человечество. Свиной, птичий и так далее гриппы унесли тысячи жизней. Было очевидно, что вопрос возникновения пандемии в условиях глобализации — это только вопрос времени. Но разве кто-то озаботился тем, чтобы подготовиться к «гипотетической опасности»? Слишком дорого, неоправданная трата денег, на этом не заработать… Более того, некоторые идеологи потребительской цивилизации пытаются найти позитив даже в ее очевидных провалах. Известный британский экономический журналист Джереми Уорнер видит в возможной смерти миллионов стариков по всему миру «позитивный экономический эффект» — это снизит пенсионные расходы и даст экономике новый импульс. Хочется разочаровать г-на Уорнера — никто не даст ему гарантию от заражения и смерти. Недосчитаться на другом берегу могут в том числе и его самого.

Человек когда-то стал «человеком разумным», выделился из природы, возвысился над ней только потому, что сумел решать — и во многом предупреждать — проблемы, связанные с собственной безопасностью. Эта насущная потребность в постоянном движении вперед, в саморазвитии ради выживания позже превратилась в духовные практики и учения, главная задача которых состояла как раз в том, чтобы не дать «расслабиться» и пустить все на самотек. Приоритет развития (или, в широком смысле, безопасности) над потреблением был, несомненно, главным двигателем всех успехов цивилизации. Идеалом нашей эпохи, напротив, стал «человек расслабленный». Только вот способен ли он, выражаясь языком Голливуда, защитить человечество? Взять на себя ответственность, пожертвовать чем-то? Не только «крафтовым пивом» и возможностью самоутверждаться красивыми фото в фейсбуке? Ответ мы узнаем уже в ближайшие месяцы.

Автор — Петр Власов, главный редактор газеты «Культура», писатель.

Материал был опубликован в № 3 газеты «Культура» за 2020 год. 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь