Алексей ФИЛИППОВ

Актриса Зоя Федорова: подпольная миллионерша и тапочки на одну ногу

Судьба Зои Федоровой, кинозвезды тридцатых и сороковых годов, застреленной 40 лет тому назад, 10 декабря 1981 года, многое говорит о времени ее славы. И о семидесятых с восьмидесятыми… Да и о нашей эпохе в целом.

Зоя Федорова была образцово-показательной сталинской кинозвездой, а во многих отношениях и типичной женщиной советской поры. Тогда как другие кумиры того времени — аристократичная Любовь Орлова (отец из «тех» Орловых, мать из старого дворянского рода Сухотиных, дальняя родственница Льва Толстого), нервная и утонченная Валентина Серова (мать — актриса, отец — инженер), харизматичная Татьяна Окуневская, дочка воевавшего за белых бывшего полицейского пристава, — и внешне, и социально противостояли этому канону. Зоя Федорова была дочкой рабочего и домохозяйки, одно время ее отец работал начальником паспортной службы Кремля: пролетарий вошел в номенклатуру. Но главное, что она идеально попадала в советский типаж.

Сначала — простой и милой девушки из народа. Потом советской красавицы: большие глаза-пуговицы, круглое лицо, губки бантиком и перманент. Как органична она была в образе советской бабушки, можно судить, вспомнив ее роль в фильме «Москва слезам не верит». А о том, насколько Зоя Алексеевна Федорова соответствовала этому типажу внутренне, в интервью 2003 года вспоминал ее бывший зять, сценарист Валентин Ежов:

«Женщина она была недалекая. Я относился к ней иронично. Зоя носила высокую прическу, покрытую лаком. «Бабетта» называлась. На этой прическе всегда ее собачка Хеппи спала. Я ни разу не видел, чтобы она эту «бабетту» распустила… Зоя тащила в дом все, что нужно и не нужно. Ее спальня от пола до потолка была набита барахлом…»

В пору забитой барахлом спальни Зое Федоровой было шестьдесят. По нынешним меркам это не старость, но в человеке многое может перегореть. Тут, конечно, надо учесть, что дочка обладательницы «бабетты» бросила Валентина Ежова ради артиста балета, и он в свои оценках мог быть пристрастен.

Вышеприведенное плохо вяжется с тем, что известно ​ о нашей героине. В конце концов, с ее именем связана одна из самых красивых любовных историй сталинского времени.

Все, что мы знаем о Зое Федоровой из газет, материалов на сайтах и телепередач, складывается из вороха вымыслов, домыслов и легенд. Ей приписывали работу на Министерство государственной безопасности. Писали, что она была ключевой фигурой среди московских спекулянтов драгоценностями и антиквариатом. Она якобы дружила с Галиной Брежневой, и та ей покровительствовала. По одной из самых популярных версий, накануне эмиграции в США актрису убили то ли специалисты КГБ, то ли люди министра внутренних дел Щелокова — его жене приглянулась принадлежавшая Федоровой редкая драгоценность.

Убийство Зои Федоровой так и не раскрыли, и, возможно, все это правда. А может, и нет: доказательства отсутствуют, их заменяют предположения, а свидетельства тех, кто ее знал, часто говорят о другом.

Перед нами стихийно сложившийся миф, ставший идеальной story, рассказиком для глянцевого журнала или развлекательного сайта. Но если существует ставшая общественным достоянием красивая история, то есть и стоящая за ней потребность. Всем хочется жить в красивом и ухоженном доме, обладать красивой семейной историей — и это относится не только к отдельным людям, но и к обществу в целом. В нашем минувшем ХХ веке немного правдивых историй о ставших принцессами Золушках и победивших драконов принцах. Отечественные Золушки по большей части так и остались посудомойками. Бывшие принцессы составили им компанию, прекрасных принцев победили и сожрали драконы — жить с таким бэкграундом тяжело, к тому же эти истории не монетизируются.

Писатели, журналисты и копирайтеры хотят продать свой труд, а хорошо продаются и читаются забористые и красивые сюжеты. Так тяжелая, как и весь наш ХХ век, история превратилась в яркую сказку.

Зоя Федорова действительно могла быть завербована ЧК — в 1927-м она проходила по делу впоследствии расстрелянного за шпионаж военного Кирилла Бове. Молодые познакомились на танцах, он за ней ухаживал, бывал дома, она в то время работала счетчицей в Госстрахе. Бухгалтер в страховой конторе не может быть ценным источником информации для вражеской разведки, зато красивая молодая девушка может стать ценным агентом политической полиции. Это допущение, но здесь те, кто описывал историю Федоровой, могут быть правы. В тридцатые-сороковые годы все было пронизано агентурой службы безопасности.

Лауреат двух Сталинских премий второй степени Зоя Федорова входила в советский высший свет, к тому же она была вдовой известного летчика, друга Василия Сталина. На приеме в посольстве США, где она познакомилась с заместителем американского венного атташе Джексоном Тейтом, Федорова могла оказаться в силу своего статуса. А о том, были ли у нее при этом обязательства перед своими гипотетическими кураторами мы, разумеется, судить не можем.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Раймундас Малашаускас, куратор российского павильона 59-й Венецианской биеннале: «Россия — очень амбициозная страна»

Зато все остальное хорошо известно. Тейт пригласил ее в ресторан, и она приняла приглашение, начался роман, затем была беременность. Тейта выслали из СССР (судя по всему, за скандальную связь), Федорова вышла за другого: ребенку, которого она носила, был нужен отец. В 1946-м Зою Федорову посадили на двадцать пять лет (она отсидела восемь), а ее сестре Марии дали десять, и она умерла в заключении. Дочь Зои Федоровой Викторию (так девочку назвали в честь Победы) воспитывала сестра актрисы, Александра, сосланная в Казахстан.

Тейт наводил справки о своей женщине, советские товарищи отвечали, что та счастлива в браке. Зоя Федорова между тем пыталась повеситься на тюремной решетке. Через несколько лет дети из казахстанского села Полудино столкнули Викторию в выгребную яму как дочку «врага народа», и она чудом не захлебнулась.

Связь с иностранцем могла быть и санкционирована, но пара зашла слишком далеко, любовь в служебные схемы (если те и были, что вовсе не факт) не укладывалась. Сталинская шпиономания в сороковые годы усилилась, началась борьба с низкопоклонством перед Западом. Да и мало ли о чем говорили Зоя Федорова и Джексон Тейт? То, что допустимо в одно время, в другую эпоху кажется предательством. Девятого мая 1945-го, в день капитуляции Германии, Зою Федорову и Тейта качали на московской площади — ее за известность, его за американскую военную форму. Но это же позже стало и отягчающим вину обстоятельством.

В 1955-м, на волне первой, еще маленковской реабилитации, она вышла на волю и воссоединилась с дочкой, считавшей мамой ее сестру. Виктория Федорова была ослепительно красива, впоследствии она стала талантливой и успешной киноактрисой. Характер, судя по всему, у нее был ужасный, все три ее советских брака продолжались не более двух лет. Виктория была убежденным и последовательным алкоголиком и от всей души ненавидела советскую власть.

В 1975-м она посетила США и познакомилась с отцом, в том же году вышла замуж в Америке. Так началась ее новая жизнь, где были и эпизодические роли, и модельный бизнес, и многолетняя работа лицом косметической компании, и развод с мужем, который отсудил у нее сына.

Зою Федорову убили задолго до этого — продав дачу, она собиралась уехать в США к дочке и внуку.

Тут было и остается много загадок. Она жила за семью замками, посторонних людей к себе не пускала. Убили ее во время телефонного разговора выстрелом в затылок. Стрелял тот, кому она доверяла, после этого убийца непонятно зачем зачесал ей волосы так, что они закрыли рану. Из дома пропали серебряные вилки и ложки, на полу лежали три пустых подрамника от картин, валялись бирки от драгоценностей. Но, судя по ярлыкам, все это было мелочевкой. Бывший зять Федоровой Валентин Ежов вспоминал об этом так:

«Из Сибири она всегда привозила уральские камушки. Заработает на концертах, что-то поднакопит, купит колечко с бриллиантом. Но все это было такое жалкое! Сейчас за все эти колечки тысячу долларов всего и дали бы».

А как же «бриллиантовое дело», антиквариат и драгоценности, которые Зоя Федорова переправляла на Запад? Судя по всему, в этот захватывающий сюжет превратились куда более незначительные вещи.

Например, картина, которую Федорова переправила к дочке в США, оказалась подделкой. Из США Зоя Федорова вывезла несколько синтетических шуб — там они стоили гроши, в СССР она их толкнула по пятьсот рублей. Мелкие драгоценные камушки, которые ей удалось провезти в Америку, скорее всего, тоже были жалкими, купленными по случаю.

Тот же Ежов вспоминал, как она принесла домой двести метров полусгнивших кружев, чтобы разрезать их и сшить занавески, и четыре штуки тапочек на одну ногу, потому что те дешево стоили. Подпольная миллионерша в этот убогий антураж не вписывается.

Вот только массовой культуре такие истории не нужны. Что бы ни случилось 10 декабря 1981-го в квартире Зои Федоровой, кем бы она на самом деле ни была, ей так и суждено остаться в памяти людей деятельницей советской бриллиантовой мафии, таинственной и влиятельной теневой фигурой брежневского высшего света.

Потому что в ином случае масскульт, масс-медиа и социальные сети о ней и не вспомнят.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь